Okojo
Бабочка не пылесос, поэтому пьёт нектар.
Этот год подходит к концу и мне грустно. Понятно, конечно, что десятый класс закончить можно и несколько раз, но у меня он один, как и каждый день рождения в жизни. На этой почве меня всё чаще стали посещать мысли о том, что хорошо было бы уметь останавливать или замедлять время, чтобы успеть насладиться некоторыми моментами. Не потому что мне сейчас так хорошо, нет, просто я знаю, что этого больше никогда уже в моей жизни не будет. Все проблемы, с которыми я сейчас сталкиваюсь, в будущем уже перестанут быть проблемами, и мне останется лишь оглядываться назад. И сейчас, вспоминая, я испытываю сильнейшее желание вернуться туда не для того, чтобы исправить, а для того, чтобы пережить заново. Будущее моё будет не столь радужным, каким я его представляла год-два назад.
Зачем дети хотят быстрее повзрослеть? Быть взрослым вовсе не значит получать зарплату, носить и есть, что хочешь, пить, курить и материться. Быть взрослым не значит быть свободным. Это тяжелейший груз ответственности за себя, за родных, за своих детей и, что самое ужасное, за родину. Слыша, как все вокруг верещат о том, что государство должно им то и это, я содрогаюсь от омерзения. Люди продолжают бросать фантики на газон, но всё равно при каждом удобном случае к месту и не к месту говорят о том, что за бугром гораздо чище и вообще живётся лучше. Это я об ответственности за место, где мы живём. Все знают, какие у них права, но почему-то всё время забывают об обязанностях. А главная обязанность взрослого человека – быть полезным обществу: хорошо делать своё дело и готовить новое поколение для этого. Кто сейчас хорошо делает своё дело? Кто честно зарабатывает свои деньги? Я не говорю, что таких людей не существует, но мне их искренне жаль, потому что именно за их счёт обогащаются нечистые на руку, те, кто живёт для себя. Их стремление заработать больше, чем они того заслуживают, стыдно оправдывать наличием голодных детей, потому что без лишней виллы они как-нибудь проживут. Я не говорю, что все, у кого много денег, заработали их нечестным путём, но, к сожалению, не могу привести примеров, которые могли бы это опровергнуть. Через несколько лет я стану частью этого мира, а сейчас даже боюсь предположить, что со мной станет. Надеюсь, я не покачусь туда же, в эту зловонную помойку.
Что же до родины, то патриотом меня сложно назвать. Я даже не знаю, что для меня есть родина. Отчим говорит, что государство (да, да, государство не равняется родине, это я уже поняла) оплатило мне блестящее образование, и я должна буду отдать долг. Но долг перед государством не долг перед родиной. Кроме того, я лично не считаю, что должна что-то им. Я должна учителям, я должна родителям, но не им. Я не хочу, чтобы на заработанные мною деньги для моей семьи строились виллы и покупались самолёты для кого-то совершенно левого. Если родина место, где я выросла и родилась, то она микроскопически мала по сравнению в этой огромной неприятной серо-зелёной страной. Если это дом, в котором я сейчас живу и дача, на которую езжу летом, то получается, что если дом снесут, а дачу придётся продать (некие троюродные мне родственники положили на неё глаз и уже который год окучивают совладелицу, чтобы купить себе ещё одну квартиру), родины уже не будет. Наверное, верное определение родины придёт ко мне позже, со временем. Но это вовсе не даёт мне права делать своё дело кое-как.
Что побудило меня написать всё это, так это товарищи из «Скорой помощи», побывавшие в нашем доме в ночь с субботы на сегодня. Не знаю, может, я и не права, может, на самом деле так и надо, но мне всё равно произошедшее кажется странным. Почему свежеразошедшийся шов надо зашивать во вторник? Пусть так походит? «Это же не ножевое ранение!» Мне было так страшно, а слова эти звучали так цинично, что я и не знаю, что можно ещё сказать об этом. Ничего зашивать не стали, сказали, что в рану могла попасть инфекция, поэтому это опасно. Уж точно опасней, чем ходить три дня с открытой раной. Теперь на кухню невозможно заходить, там пахнет спиртом, от запаха которого уже тошнит. Страшно.
А у меня обнаружили то же заболевание, что и у моей тёти. Загвоздка только в том, что она старше меня на восемнадцать лет, регулярно принимает вовнутрь пиво и сигаретный дым. А я даже не успела ничего сделать, чтобы испортить себе ливер. Печально.
P.S. Вообще все больны кругом, куда ни посмотри. У одного – гайморит, у другого с сердцем и давлением проблемы, у третьего было подозрение на рак. И я туда же. Да, а моя бывшая одноклассница полгода назад родила. Совсем весело.
P.P.S. Евровидение было прямо пиром во время чумы. Покопалась в жёстком диске, нашла замечательную песню с Е. восьмого года. Ирония судьбы, товарищи: название песни переводится как «Да будет мир!», а в том же году – конфликт Грузии с Осетией.


@темы: беспредел!, от сего дня