Okojo
Бабочка не пылесос, поэтому пьёт нектар.
Только глухой ещё не слышал, что на науку выделяются деньги, причём нехилые. Выдающихся молодых учёных награждают, вообще занимаются активнейшей пропагандой всего этого счастья, правда с этим немножко не вяжется желание искоренить гимназии и лицеи, ну да ладно. Качество образования и наука – какая связь? Гениями же рождаются, так я понимаю? А если правду сказать, то они и усахарят нашу матушку-науку к едрене фене, если будут считать, что всё можно деньгами поправить. Хотя и тут никто ничего не поправляет, потому что выделить деньги на что-то вовсе не значит потратить их на это. Мне вот отец даёт по праздникам в качестве подарочка деньги на косметику и тряпочки, а я прожираю их в «Теремке», поэтому хожу некрашеная и в маминых вещах, хотя меня это нисколько не коробит. Лучше быть сытым, чем красивым, хотя одно другому не мешает.
Это я всё к тому, что зомбоящик врёт. Американцы со своим ладаном Бен Ладеном носились-то как, а оказалось, что он сам помер, без посторонней помощи, а они только примазались, прямо как в конце WWII. Но сам факт лжи вовсе не указывает прямо на то, что все научные институты деревянные и на печном отоплении, а из оборудования там только штангенциркуль да термоскоп Галилея. В общем, экскурсия в Институт Кристаллографии (в дальнейшем - ИК) могла огорчить только тех, кто ожидал увидеть супермощное новейшее оборудование, сияющие белизной стены, просторные комнаты с новенькими столиками, а у них – аккуратные и дорогие кресла на колёсиках. Короче говоря, это вам не офис. Если вы считаете, что престиж науки именно в белых стенах и машинах (я имею в виду не автомобили) последней модели, то заткнитесь и идите работать манагером. На науке нельзя делать деньги. Не в том смысле, что это невозможно физически, просто ни к чему хорошему это не приведёт, потому что стремление заработать ограничивает направления, в которых наука может развиваться. Например, вы могли бы открыть что-нибудь полезное в макро-мире, но вертитесь вокруг нано и полезных ископаемых, потому что на этом можно сделать деньги. Учёный получает зарплату не соразмерно своему труду, а прямо пропорционально популярности направления, которым он занимается. Так-то.
Что там внутри?
А ИК – это вам не нефть и не нанороботы, поэтому, зайдя внутрь, не сразу понимаешь, что это за место, и не сразу можешь себе представить, что там вообще кто-то работает кроме охранника. Само здание на фоне величественной тянущейся к небесам автостоянки выглядит хиленько, а во дворе на асфальте ещё с ранней весны лежит мостик высотой сантиметров в десять через высохшую лужу. Чтобы попасть внутрь, нужно пройти через три белые новенькие и совершенно неестественно смотрящиеся здесь двери. В пять часов вечера холл абсолютно пуст, освещение сугубо естественное, поэтому от тишины и одиночества становится жутковато. Вообще ИК для меня как другое измерение, будто попадаешь в прошлый век, года этак в восьмидесятые (почему именно так – не знаю, но ощущение есть). По обе стороны от двуступенчатой широкой лестницы – массивные решётки от пола до потолка с прутьями диаметром сантиметра по два, а на этих решётках висят горшки с цветами и сухие ветки цветов, некоторые из последних добрались и до дырчатого потолка (есть такой камень, который весь в крупных дырках, только вот не помню, как он называется). За решётками стоят большие и уже зелёные цветы, поэтому холл очень похож на какие-то джунгли. На втором этаже так же пусто, освещение скудное, на полу – старый линолеум, двери в комнаты старые, с кодовыми замками или просто бункерные и железные. Никого. Хотя, надо сказать, у научных сотрудников рабочий день не заканчивается в пять, так как начинают они не в девять. Мой отчим, например, однажды вообще на работу в половине пятого ушёл. Товарищи, не имеющие отношения к научной деятельности, но таки работающие в ИК, пытались взбунтоваться, и даже с первого сентября прошлого года вышло постановление о том, что пришедший позже половины десятого – злостный саботажник, редиска и вообще нехороший человек. Сотрудники некоторое время послушно приходили на работу вовремя, гоняли чаи до двенадцати, а потом только принимались за работу, потому что раньше – ну никак не идёт! Я ещё в ноябре сидела дома, так мои домашние (все, как один, - научные сотрудники) рассасывались только к двенадцати. Вот такие пироги.
В комнате, куда нас привели, стоят бадьи с красным и зелёным раствором, жутко шумят и жужжат. Там даже есть старые розетки для старых вилок (которые с жёлтым двойным проводом), причём весьма активно используемые, колбы пустые и нет, ниточная пила, шкаф с реактивами, во все стены – шкафы с вытяжками, а на тех стенах, где нет шкафов, - вырезанные из календарей котята. Здесь мне предстоит работать. Впрочем, место по моим меркам довольно уютное.
Во время экскурсии нас водили и в другую комнату, где лежат образцы уже выращенных кристаллов (я забыла сказать, что из тех красных и зелёных растворов растят кристаллы). Там прямо у входа стоит столик с чайными пакетиками и разномастными кружками. В одной из них были заварены мюсли. Но что самое интересное, рядом с раковиной там на полу стояли миски с едой, а на столе – картонная пачка кошачьего корма. Кошка эта – полноправный обитатель ИК, его талисман, от которого приходится спасать цветочные горшки, потому что удобрение удобрением, а всё равно пахнет. Это не какая-нибудь драная и облезлая кошка, пришедшая с улицы, это самый настоящий зверь-аристократ с роскошной шкуркой и превосходными манерами, если забыть про цветочные горшки.
Зачем это нужно?
Выращенные кристаллы используют как фильтры для лучей определённого спектра в приборах, функцией которых является распознавание лесных пожаров, неисправностей проводки и так далее. В общем, они позволяют ловить лучи, не видимые невооружённым глазом. Например, пожары распознают по ультрафиолетовым лучам. Разумеется, кристаллы не только так используются.
Ну ведь есть же печеньки?
Завуч нашего лицея сказала, что детям такая фигня не нужна. Это же не поездки в Индию, а молодёжь хочет заграницу, что же могут дать эти ваши кристаллы? Да, разумеется, у химиков есть целый творческий день, чтобы заниматься научной работой, у них есть время, чтобы сварганить что-нибудь стоящее, что можно будет потом представить на какой-нибудь конференции за рубежом, а у нас есть только жалкие два часа в неделю. Где справедливость? Какая, нафиг, научная работа при таком раскладе? Неужели работа по математике принесёт мне неземную радость, если я поеду с ней покорять Сингапур? Важен, чёрт возьми, процесс, а не поездка. Я это говорю как самая настоящая неудачница, которой хватило одной конференции с математикой, и теперь она не желает заниматься чем-либо не по своей инициативе. Понятно, конечно, что не всё в жизни должно мне доставлять удовольствие, но на данном этапе я хочу что-нибудь сделать сама. И пусть это не даст мне возможности слетать на вожделенный восток, я хочу пока делать то, что хочу, для того, чтобы получить результат, а не для того, чтобы выступить с этим на конференции. Да, чёрт возьми!
Чем там заниматься?
Из десятка побывавших на экскурсии по ИК осталось только четверо. Некоторые отпали, видимо, по причине жестокого разочарования из-за отсутствия белых стен. Кто-то поленился читать книжечки, кто-то просто поленился. Теперь мы ходим парами: первые – по вторник, вторые, в числе которых я, - в четверг. На первом мы калибровали прибор, меряющий температуру. Не сказать, что это было шибко интересно, но, так или иначе, это полезные навыки, так что первый день в ИК в качестве кохаев был чем-то вроде нулевой работы по ФП (это была жутко нудная фигня, где надо было определить плотность бруска неправильной формы; загвоздка не в цилиндрических пересекающихся дырках, а в погрешностях, которые надо было считать и пересчитывать, считать и пересчитывать; в общем, скучно, но полезно). Второй день был интересней, хотя я и растерялась немного поначалу. Хотя до меня в принципе всё очень медленно доходит. Мы рассчитали количество вещества и количество растворителя для данной температуры. Растить мы будем KDP (дигидрофосфат калия), о котором можно подробнее почитать здесь и здесь. Раствор уже поставили перемешиваться на водяную баню при слегка завышенной температуре, затравки отполировали и приклеили к пенопластовой основе, поставили в шкаф на недельку (клей сохнет сутки, но раньше, к сожалению, мы прийти не сможем).

P.S. Завтра у нас в театре премьера. Даже не верится как-то.

@музыка: Paradise Oskar - Da da dam

@темы: от сего дня, наука, кристаллы, деньги? какие деньги?